30.04.2019 | 08:00 31645

Где в Петербурге жить хорошо, а где не очень

Зеленые насаждения положительно влияют на жизнь и здоровье каждого человека – очищают воздух, вырабатывают кислород, повышают влажность. И, что немаловажно, улучшают психологическое состояние горожан. Можно ли в Петербурге найти идеальное зеленое место для жизни и куда подевалось большинство деревьев с наших улиц – рассказала Мария Тиника, руководитель инициативной группы «Деревья Петербурга».

– Мария, можно ли назвать Петербург зеленым городом? И был ли в его истории такой период?

– Сегодня, конечно, нет. Но еще в 1950-1960-е годы Ленинград часто называли «зелено-голубым», несмотря на наш климат. А сейчас любимая тема – пятьдесят оттенков серого. При этом с точки зрения колористики зданий Петербург впереди планеты всей. Ощущение серости возникает не просто так, а именно потому, что уходят деревья.

– Как менялся в городе состав деревьев на протяжении более чем 300 лет?

– Во времена Петра Великого основной породой на улицах (не в парках) была береза. И Невский проспект, и другие главные магистрали были засажены именно березой. В конце XIX века наиболее популярным стал берлинский тополь, его сажали преимущественно вдоль набережных. А вот после войны, с 1946 по 1964 год, основным деревом на улицах Ленинграда стала липа, и к 1980-м годам она занимала около 80% всех посадок в городе.

– А сегодня?

– Ситуация сложная. Катастрофа, на мой взгляд, состоит в том, что не осталось былого разнообразия. Нас продолжают уверять, что в городе 20 пород деревьев, но высаживают ведь далеко не все из них. В прошлом году высаживали в основном клены, на втором месте – липы.

– В этом году, по сообщению пресс-службы комитета по благоустройству, будет высажено около 12 тысяч деревьев, это намного больше, чем раньше.

– То, что собираются высаживать, – хорошо. Однако о том, сколько при этом будет вырублено, никто не сообщает.

– Помимо города ведь еще и застройщики занимаются озеленением?

– Озеленением они занимались и раньше, но никто не говорил о деревьях. Нормативные акты на эту тему появились совсем недавно, и я этому очень рада. Потому что надо сказать, что наши застройщики в принципе не любят деревья, и я не могу привести ни одного положительного примера. Они обязаны их высаживать возле свежепостроенного детского сада, но обычно подходят к этому вопросу формально: три чахлых деревца.

Печально еще и то, что даже когда сами жильцы хотят посадить деревья, они не могут этого сделать. Придомовой территорией распоряжается управляющая компания, и все, что не соответствует проектной документации, не имеет права на жизнь, а дальше – городская земля.

– И закон о зеленых насаждениях общего пользования не помогает?

– ЗНОП – это закон о территориях, а не о деревьях. Там деревья, как и во всех остальных законах, идут через запятую после скамеек и урн. Дерево считается объектом благоустройства, а не живым организмом. И ни в одном законе не прописано ваше право посадить дерево. На городской земле – абсолютно. А если речь идет о придомовой территории, то необходимо решение общего собрания собственников. Но проблема в том, что собственники у нас очень неорганизованные и даже заочное голосование в тысячеквартирном доме провести непросто.

– Почему так важны деревья? Понятно, что больше кислорода…

– Это слишком упрощенный взгляд. Возьмем, к примеру, американцев. Все, что вокруг них, они привыкли мерять деньгами. В США проводились исследования, которые показали, что если на улице есть деревья, то стоимость недвижимости увеличивается на 20%. У нас таких исследований не было. Кстати, почему бы «Бюллетеню недвижимости» его не организовать?

– Идея интересная, мы подумаем. Но ведь там наверняка исследовалась только одноэтажная Америка?

– К сожалению, да. Но для них это типично. Вообще на Западе сегодня сложилась тенденция: когда речь идет о реконструкции старых кварталов, в первую очередь думают о деревьях. И в Европе тоже есть исследования. Правда, там уже стоимость жилья выше только на 10%.

– Вы сказали, что нет положительных примеров среди застройщиков. Но в Петербурге строят и финны, и шведы – они, казалось бы, должны более трепетно относиться к таким вопросам.

– Пока здесь тоже некого выделить. Остается еще надежда на компанию Bonava, которая планирует озеленить набережную на Охте. Но это только планы. Сегодня ни про кого не могу сказать, что они молодцы. Возможно, кто-то и хочет, но просто не знает, как это сделать.

– Есть же и обратная сторона медали. Деревья – это замечательно, но они закрывают доступ света в квартиры, то есть нарушают инсоляцию. Ведь так?

– Это неправда. Опыт показывает, что, когда спиливают деревья, на первых этажах процент пыли становится намного больше, и проблемы с астмой или аллергией, которые приводят в пример, только усугубляются. Деревья имеют еще и так называемый терапевтический эффект. Это установил в 1920 году немецкий ученый Ульрих. Он обнаружил такую закономерность: пациенты больниц выздоравливают почти в два раза быстрее, если они смотрят не на стенку, а на деревья.

– Это не только психология?

– Не только. Деревья снижают стресс и понижают уровень агрессии. За рубежом с помощью высадки деревьев даже пытаются уменьшить уровень преступности. Были и другие исследования – оказалось, что в районах, где живут более обеспеченные граждане, всегда больше зелени.

– Давайте все-таки ближе к Петербургу. Сегодня, покупая квартиры, люди, к сожалению, о деревьях и вообще об экологии думают чуть ли не в последнюю очередь. Сначала цена…

– Первым делом цена и доступность – это когда мы говорим о дешевом жилье. Но ведь проблема деревьев касается и дорогой недвижимости тоже. В нашем городе за последнюю четверть века деревьев стало примерно на 40% меньше.

– В таком случае поставим вопрос по-другому: какой район Петербурга вы считаете наиболее благополучным с точки зрения зеленых насаждений?

– На первое место поставлю Серебряный пруд. Это квартал, ограниченный улицей Орбели, 2-м Муринским проспектом, проспектом Энгельса. На втором – Воронцовский сквер в Дачном, его иногда еще называют Старое Дачное. Конечно, по-прежнему хорош район вокруг парка Сосновка – так называемый район еврейской бедноты.

– А как же считающийся элитным Крестовский остров?

– За последние 25 лет он очень сильно пострадал с точки зрения зелени. В том числе и по причине болезни вязов, которые в нашем городе четвертые по численности. Это так называемая голландская болезнь, которая поражает только эту породу деревьев и практически неизлечима. За год-два они высыхают, и сегодня в Петербурге ею заражены все вязы – порядка 1,7 млн деревьев!

В 1960-е годы было принято решение, что деревья и вообще зелень должны дружить со спортом. Эти территории стали объединять. Потом был период, когда массовый спорт оказался в заброшенном состоянии, это коснулось и лесопосадок. Сначала на Крестовском острове, а сейчас и на Петровском, который стремится стать новым оазисом элитной недвижимости. Петровский парк уже застроен, а раньше это была территория стадиона имени Ленина (ныне – «Петровский»). Практически не осталось деревьев и на набережной реки Ждановки.

– Есть, наверное, какой-то критический минимум. Где в городе он уже достигнут или мы к нему подходим?

– В первую очередь это Адмиралтейский район, особенно Сенная площадь. Петроградка – не вся, там местами все очень даже ничего.

– Васильевский остров?

– Он хорош тем, что, хотя нет крупных парков, довольно хорошо озеленены улицы. Деревьев немного, но более чем на 70% улиц есть газоны, а в том же Адмиралтейском только на 49%.

– Получается, что лучше жить на окраинах Петербурга?

– Представьте себе. Окраины ведь, как правило, граничат с лесом. А если вы не видите деревьев, то теряете тот самый терапевтический эффект, о котором мы говорили, и начинаете отгораживаться друг от друга – это отчетливо видно во многих новых жилых комплексах.

Петербург считается одним из самых протестных городов в России. Но если мы посмотрим, против чего люди выступают, то увидим, что в основном это связано со скверами и парками. Нам не хватает этого.

– А начинается все с малолетства? Нельзя ведь сказать, что детские площадки утопают в зелени.

– Конечно, там рубят деревья, чтоб они не упали. И это понятие, что дерево – угроза, появилось в 1990-е годы, раньше его не было. При том что в Петербурге произошел всего один случай, который и послужил причиной такой политики.

– Ну так у нас кирпичи с крыши чаще падают, не говоря уже о сосульках.

– Да, но вырубают только деревья, они страдают.

– Вернемся к теме комфортного проживания. Из окраинных районов вы не упомянули, например, Пушкин – почему?

– Увы, Пушкин уже давно не является позитивным примером с точки зрения количества зелени на одного жителя. Даже Курортный район, Сестрорецк точно, в этом плане «отдыхает».

– А Московский район?

– Раньше он считался достаточно зеленым. Но там тоже больные вязы – и в парке Победы, и вдоль Кузнецовской улицы. То, что произошло на Типанова, сейчас произойдет и там.

– Получается, что владельцы дорогих квартир на Крестовском или в Московском районе будут с точки зрения экологии в худшем положении, чем многие жители хрущевок, ведь в этих кварталах обычно много зелени?

– Получается так. Деревья там еще остались.

Справка БН

Еще есть надежда…

В 2019 году город увеличивает посадки деревьев. Необходимо компенсировать потерю погибающих от неизлечимой голландской болезни вязов. Исчерпали свой жизненный цикл и тополя, которые активно высаживали в городе после войны.

На бульваре набережной Мартынова появятся новые ивы, в Полюстровском парке – ели, а в саду на улице Демьяна Бедного – туи.

Самое заметное «прибавление» ожидается на улице Кораблестроителей (на участке от Наличной до улицы Нахимова посадят более 100 молодых лип), на улице Типанова (в сквере займут свое место 213 кленов с различной окраской листьев), а также на газонах Богатырского проспекта (там высадят 77 кленов).

На Будапештской улице сквер от Пловдивской до Малой Каштановой украсят 60 ив.

Почти две тысячи кустов кизильника высадят на Суздальском проспекте.

В исторических районах города, где недостаток деревьев особенно ощутим, этой весной также запланированы посадки. Например, 20 каштанов, лип, кленов появятся в Михайловском сквере на площади Искусств.

В сквере на Биржевом проезде высаживают 350 кустов кизильника и барбариса.

В Александровский сад, расположенный рядом с Адмиралтейством, привезли молодые липы.

Ивы, клены и боярышник высадят в Александровском парке на Петроградской стороне.

На улице Белинского появится плакучая ива, в сквере на Красносельской и Малой Гребецкой – клены.

Всего в 2019 году будет высажено около 12 тысяч деревьев – это на треть больше, чем в 2017 году, и в три раза больше, чем в 2016-м.

Источник: Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга

 

Текст: Игорь Воронин    Фото: Алексей Александронок   

последние новости