26.03.2014 | 11:00 60706

Наивный собственник и корыстный риэлтор – 2

Не так давно БН рассказывал о риэлторском приеме добывания денег с помощью судебного иска. Мы ждали окончания судебной тяжбы. В первой инстанции оно завершилось благополучно для продавца и печально для истца.

Чтобы не перегружать читателя лишними подробностями, предлагаем еще раз просмотреть первую статью, а здесь назовем лишь кратко основные тезисы.

Итак, риэлтор пришла по рекламе, размещенной собственником. И, надо отдать должное, привела покупателя. Однако собственник, он же продавец, допустил неосторожность: подписал гарантийное письмо, в котором говорится о том, что он обязуется выплатить комиссионные за «консультационные услуги».

Контора пишет
Позднее продавец решил, что риэлтору он ничего не должен. Реклама объекта была размещена им самим, а никаких консультационных услуг не было. Поэтому наш герой предложил риэлтору разорвать отношения. Здесь-то риэлтором и был совершен неприличный поступок. Она пригласила собственника в офис и порвала в клочки якобы гарантийное письмо. На этом доверчивый собственник объекта до поры до времени успокоился. Пока не получил повестку в суд. Как оказалось, на его глазах риэлтор порвала копию письма, а не оригинал.

Сумма, которую риэлтор намеревалась взыскать через суд с продавца, нешуточная – $10 тыс.

Итак, по порядку. Суть иска заключалась в том, что риэлтор действовала по поручению продавца (настаивала на том, что был заключен договор поручения), нашла покупателя, сопровождала сделку, следовательно, заслуживает вознаграждения. Но если истица и ее юрист настаивали на том, что перед ответчиком были выполнены некие обязательства, то им следовало бы предъявить договор, в котором прописаны конкретные, законные, исполнимые услуги.

Соглашением с заинтересованным лицом могло бы служить то самое гарантийное письмо, которое было якобы уничтожено. Собственно, его риэлтор и считала договором поручения, что было первой несуразностью, ибо «расписка» – не договор.

Дабы усилить свои позиции, риэлтор подкорректировала иск, настаивая на главе 50 ГК РФ («Действие в чужом интересе без поручения»), что также подразумевает вознаграждение. С одной стороны, истица настаивает на вознаграждении по «договору поручения», с другой, на всякий случай напоминает о 50-й главе… То обстоятельство, что одно исключает другое, ее не смутило. Но смутило суд.

Десять тысяч американских долларов – хороший повод для того чтобы поддаться искушению внимательно изучить статьи Гражданского кодекса. Однако факт «действий в чужом интересе» еще нужно доказать. А вот с этим у истицы не срослось.

Несуразности
В исковом заявлении риэлтор сообщила следующее (далее цитата с купюрами): «Продажу нежилого помещения общей площадью… расположенного по адресу… я осуществляла в период с осени 2009 года по март 2013 года на основании представителя собственника…». Но вот в чем дело: собственник впервые познакомился с риэлтором весной 2013-го, а в 2009-м и последующие годы он и понятия не имел о том, что она действует в его интересах.

По уверениям риэлтора, весь названный срок она «рекламировала объект». Однако доказательств этого факта не представила.

Не будем бесконечно чернить риэлтора, пары нелестных слов заслуживает и сам продавец, подписавший то самое гарантийное письмо при знакомстве с нашей героиней. И вот первый совет участникам сделок: не отдавайте гарантийные письма кому-либо (пусть это даже представитель крупной и известной компании), не оставив себе копию и не обозначив срок действия данного письма. Судья так и спросил ответчика: в своем ли вы были уме, когда подписывали письмо, в котором не указана цена продажи объекта? И за что именно вы были готовы заплатить $10 тыс.?

Более того, существующий в единственном экземпляре документ легко может быть уничтожен. Или якобы уничтожен, как в рассматриваемом случае. А срок действия важен потому, что экономическая ситуация меняется, а с ней и цены за квадратный метр. Спустя год-другой с этим письмом к вам может обратиться некий риэлтор, с которым вы виделись всего однажды, и потребовать невероятную сумму вознаграждения.

И совет второй: если деловые взаимоотношения с посредником по какой-то причине были прекращены, то не нужно ограничиваться тем, что на ваших глазах был разорван в клочки какой-то листок исписанной бумаги. На всякий случай нелишним будет взять с контрагента расписку о прекращении договоренностей. Ведь наш персонаж, хотя и выиграл дело, но потратил на тяжбу немало времени и нервов. А мог и вовсе проиграть.

И в заключение еще об одной несуразности. Риэлтор, как это нередко случается среди сотрудников агентств недвижимости, планировала провести сделку самостоятельно. Но, когда продавец попросил о встрече, приняла его в агентстве недвижимости «Рускол».

Руководство агентства предоставило суду справку о том, что риэлтор действительно является сотрудником агентства, но со странной формулировкой: «работает в агентстве, но не получает зарплату». Если бы такую справку подал судье видный юрист древнего мира, общественный деятель и талантливейший писатель Плиний Младший, это можно было бы понять. Все-таки он был рабовладельцем. А в случае с АН «Рускол» понять такие отношения трудно. Не говоря уже о том, что на сайте агентства – в разделе «Сотрудники» – истец по-прежнему числится. И там же опубликован слоган: «Отдел коммерческой недвижимости предоставляет качественные и безопасные риэлторские услуги». Слово «безопасные» в контексте вышеописанной истории особенно примечательно.

Текст: Вячеслав Березниченко    Коллаж: Владимир Щербаков   

СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ